Здоровый человек красив, а красивый – здоров. Так ли?

Здоровый человек красив, а красивый – здоров. Так ли?

Человеческая красота всегда была функциональной. Иван Ефремов в романе «Лезвие бритвы» прекрасно осветил причины восторженного эстетического и эротического восприятия женщины, прекрасно подготовленной к деторождению. Он же – и не он единственный – пропагандировал образ физически сильного, нравственного крепкого, морально закаленного мужчины как человека и красивого, и здорового.
Но всегда ли стандарты здорового тела совпадают со стандартами физической красоты? Если красота античности вполне совпадает с принципами знаменитого писателя, то долгое средневековье преподносит нам сюрпризы. Высокие лбы анемичных особ, до срока чахнувших на скудном питании в холодной сырости замков представляются как настоящая красота женщины, отличающая возвышенную аристократку от румяной и крепконогой крестьянки.
Впрочем, право первой ночи, принадлежавшее кое-каким баронам, более касалось все-таки аппетитных крестьянок, нежели субтильных мучениц титула.
Не всегда соблюдается ефремовский принцип, теперь, восхищаясь королевами бразильского карнавала, красавицами кровь с молоком, многие из нас готовы снять шляпу перед нервной красотой танцовщицы Иды Рубинштейн, запечатленной Валентином Серовым сто лет назад.
Добавь художник всего несколько штрихов, мазков, теней – и портрет превратился бы в насмешку, карикатуру. Угловатое, несвежего цвета (говорят, аптеки москвы в ту пору свободно продавали кокаин – не в этом ли причина такого цвета кожи?) и странной, несвойственной женской красоте формы, тело этой актрисы обозначило единственный её талант — играть взлет без падения.
Мы восхищаемся талантом художника? Однако именно этой почти уродливой женщине посвящены сочинения нескольких классиков…
Вернемся в наше время. Повальное увлечение красивостью тела сформировало женские очереди к пластическим хирургам, а мужчин в тренажерных залах встречают дилеры, распространяющие так называемое «спортивное питание», далеко не все элементы которого относятся к питанию как таковому.
В результате обретение формы идет вразрез с обретением содержания – и в результате на наших глазах гибнут мужчины, один из которых красоту тела возвел в культ, а другой решил похорошеть, худея и взбадриваясь химически.
Вот и выходит, что женская красота хороша и протезированная, а мужская все сильнее приближается к античному идеалу, но все дальше уводит от настоящего здоровья.
Что же, наше время – пора великой путаницы. Что на самом деле является человеческой красотой? Вопрос остается открытым…

Читайте также
Вы можете оставить комментарий, или trackback на Вашем сайте.

Оставить комментарий

Time limit is exhausted. Please reload the CAPTCHA.