Красное и постное. Есть или не есть мясо?

Красное и постное. Есть или не есть мясо?

Самое опасное за столом – это оказаться на линии огня между вегетарианцами и мясоедами: если одни не набросятся за то, что ты излишне агрессивен, то другие съедят за предательство приматских пищевых традиций.

Вопрос, надо признать, чрезвычайно запутанный и конфликтогенный; хуже и опасней этих споров, пожалуй, разве что политика.

Обеим сторонам не откажешь в мощной логике. Действительно, большинство наших зоологических «родственников» всеядны, и мы также физиологически рассчитаны на всеядность. Таковы наши заводские настройки, и, по большому счету, не так уж важно, кем они внесены – эволюцией или боженькой. Ряд необходимых организму веществ, включая протеины, жирные кислоты, железо, калий, магний, цинк и многое другое, мы получаем преимущественно с мясом, а, скажем, витаминов В12 или D в растениях нет вообще. Отдельные категории населения (например, ослабленные, больные, неважно растущие, испытывающие тяжкие перегрузки и др.) нуждаются в мясе, как говорится, по жизненным показаниям. Да, другим категориям оно столь же категорически противопоказано, но в целом, не случайно ведь ту же баранину или, скажем, индюшатину диетологи относят к особо ценным, порой незаменимым компонентам питания. Отказываться от собственной природы, говорят мясоеды, – это примерно то же самое, что из соображений эстетики, философии, гуманности запретить себе потовыделение или усилием воли прекратить неприличные экскреторные процессы. Да, было бы замечательно разорить производителей унитазов, вот только долго ли продержимся? К тому же чем, по сути, отличается вегетарианство (даже в крайней своей, веганской версии, исключающей любые продукты животного происхождения), если при пожирании плодов, семян, ветвей, былинок, корешков и клубней мы, фактически, питаемся частями тела органического существа, способного, – как и животные, – адаптироваться к среде, эволюционировать, бороться за жизнь и сохранение вида, размножаться, в конце концов (в том числе и двуполым способом), и даже, говорят, воспринимать музыку и реагировать на эмоции, – а может, и испытывать их. Если все эти процессы в растительном царстве происходят значительно медленнее, чем в животном, является ли это моральным оправданием для вегетарианцев?

«Сходите разок на мясобойню, – небезосновательно отвечают те, – и многое вам станет ясно. Наизнанку вывернется не только желудок, но и сознание, у кого оно есть. Чувствовать себя царями природы (например, Иродами или Калигулами) вы, наверное, после этого еще сможете, а вот называться людьми или цивилизацией – вряд ли». Вообще-то говоря, возразить на это нечего, и если хорошенько подумать, то для просвещенного ХХI века вся эта сфера, неприятная и обычно замалчиваемая, воистину ужасна. Далее следуют продуманные и хорошо отработанные аргументы: все необходимое мы можем с тем же (или, вернее, с бóльшим) успехом получить, питаясь исключительно растительной пищей. Это тоже звучит очень убедительно, но все-таки слегка не дотягивает до абсолютной истины: скажем, запас тех же протеинов мы будем вынуждены пополнять бобовыми, а далеко не всякий желудок адекватно их переваривает, к тому же по-настоящему заместить мясные белки может только соя… Кто-нибудь пробовал есть сою МНОГО и ПОСТОЯННО, каждый день? Или, скажем, нанизать сою на шампур и с дымком поджарить ее на мангале? Или кому-то недостаточно сои в тех субстанциях, которые мы по привычке называем конфетами, шоколадом, сардельками?

С другой стороны, не очень состоятелен аргумент «мясоедов» относительно природной всеядности: далеко не все приматы едят мясо. Скорее, наоборот: основу рациона составляет все-таки растительная пища, приправленная насекомыми (которых нам не так жалко, как, например, кроликов или цыплят, поскольку насекомые – они обычно очень противные), а самые крупные и сильные из высших приматов, то есть гориллы, и вовсе вегетарианцы. Однако шимпанзе, который к человеку еще ближе, мясо не только ест, но и целенаправленно добывает, иногда даже из себе подобных. Можно, конечно, вспомнить поразительный и до сих пор не объясненный пример того, как некий вид, филогенетически и морфологически относящийся к хищникам, вдруг отказался от «трупоядения» и перешел на светлую сторону, переключившись на побеги бамбука. Да, конечно, это панды. Возможно, они просто более ленивы, чем прочие медведи; а может, для них это действительно вопрос принципа.

Трудно спорить с вегетарианцами и в том, что потребление больших количеств красного мяса (говядины, свинины, баранины, конины, козлятины и т.д.) повышает уровень агрессивности. Однако экран, с которого вы читаете эти буквы, и клавиатура, с которой они набраны, и вся наша сложнейшая электроника, и вся «вторая природа» вокруг нас, – недобрая, опасная, беспощадно конкурентная, пропахшая бензином и вирусами, деньгами и радиацией, войнами и ГМО… но такая привычная нам; такая, черт возьми, удобная, – весь этот современный мир, хорош он или плох, придумали отнюдь не бритоголовые тибетцы в шафранных одеяниях (при всем огромном уважении к их просветленной, не отягощенной злом мудрости). Да, у них совсем другие ценности и другие представления о том, что нужно человеку на самом деле. Да, без всего перечисленного теоретически можно обойтись, как можно обойтись без мскт сердца, интернета или того же мяса. Это была бы абсолютно иная цивилизация, значительно менее многолюдная.

Но мы-то живем сейчас и здесь, а не в Тибете. Мы не панды и не гориллы (во всяком случае, не все из нас). Жизнь у большинства очень динамичная, насыщенная и потому энергозатратная. Эти затраты, видимо, нам все-таки не возместить поеданием витаминов в соевом соусе, да и детей своих мы вряд ли будем пасти на ближайшем лугу. В массе своей мы к этому, наверное, еще не готовы.

…А поводом для написания статьи послужило прошлогоднее официальное сообщение Всемирной организации здравоохранения. Это хорошая организация, добрая и могучая; кроме того, в отличие от дистрибьютора какой-нибудь фармацевтической фирмы, ВОЗ может позволить себе роскошь независимых суждений… хотя бы отчасти. Сами врачи ей верят… ну, по крайней мере, прислушиваются внимательно.

В результате специально проведенных (по всем правилам) экспертных исследований красное мясо отнесено к группе потенциально канцерогенных продуктов. А красное мясо, прошедшее обработку – к однозначно канцерогенным. Вот это уже серьезно: речь идет о повышении риска онкозаболеваний почек, печени и особенно – о раке прямой кишки, которого в статистике действительно очень много.

Другой вопрос – специальное уточнение о «красном мясе, прошедшем обработку». Вот к чему нас природа действительно не готовила, так это переваривать позапрошлогоднее мясо из жестяных банок и вакуумных упаковок; мясо с «искусственным дымом» и глутаматом натрия; мясо с консервантами и красителями; мясо, ради увеличения продажной массы накачанное бог знает какой дрянью; мясо, для удешевления пережаренное в машинном или пальмовом масле с образованием «вкусной корочки» (которую вполне можно распылять над городами как химическое оружие); а также всевозможные мясные продукты с содержанием мяса от нуля до десяти процентов.

Каждый делает выводы и решает для себя сам, – в частности, можно ли считать более здоровой пищей (по сравнению с красным мясом) ту ботанику, которую мы приобретаем в супермаркетах или даже на базарах. Возможно, опасным и впрямь стало уже абсолютно все: дышать, есть, пить, спать, работать, отдыхать, жить, – и всем этим можно злоупотребить на свою голову, нанести непоправимый ущерб психике и соматике, отравиться, повысить самые страшные риски.

Возможно, нам осталось уповать лишь на информированность, чувство меры, здравый смысл и инстинкты самосохранения. Но прежде всего – на информированность.

Как говорится, кто предупрежден, у того может и аппетит пропасть.

 

Самые свежие новости медицины в нашей группе на Одноклассниках
Читайте также
Вы можете оставить комментарий, или trackback на Вашем сайте.

Оставить комментарий

Time limit is exhausted. Please reload the CAPTCHA.